Знакаміты замак ва ўкраінскіх Падгорцах

Вельмі недалёка ад Львова, троху ў бок ад кіеўскага гасцінца, стаіць вёска Падгорцы . Звычайнае невялічкае заходне-ўкраінскае паселішча , жыхары якога церпяць нястачу, так звычайную для нашых дзён і краіны. Бядуюць і ганарацца. Бо Падгорцы-знакаміты І можа больш за мяжою Украіны, чым ў ёй. Бо менавіта тут, у падгорца знаходзіцца адзін з дзесяці найбуйнейшыз сярэдневечных замкаў Еўропы.

Построенный в 1640 году по проекту известного архитектора Андре дель Аква Подгорецкий дворец до сих пор поражает случайных проезжих своим величием и изысканной красотой ренессансных форм. Включенный в состав так называемой Золотой подковы Украины он, впрочем, туристов видит нечасто. Его двери закрыты. Ведь более десяти лет назад здесь объявили о начале реставрационных работ, и когда они будут закончены, сказать трудно... А тем временем Всемирный фонд памятников (World monuments fund, NY) включил замок в маленьком западноукраинском селе Подгорцы в список 100 объектов мирового историко-архитектурного наследия, которые могут быть утрачены для человечества уже в 2008 году.

В начале июня Всемирный фонд памятников, 40 лет работающий над спасением шедевров мировой архитектуры, объявил свой составляемый каждые два года традиционный список объектов, которые уже в ближайшее время могут быть разрушены. На этот раз в список попали сооружения в 59 странах мира, большинство из которых азиатские и ближневосточные. Восемь, впрочем, расположены на территории бывшего Советского Союза. Президент фонда Кэтрин Бернэм заявила, что в процессе подготовки списка выяснилось: самым большим врагом памятников архитектуры является само человечество. «Военные конфликты, потребности экономического развития, расширение мегаполисов и изменения в климате — это только некоторые из последствий человеческой деятельности, которые ставят под угрозу памятники архитектуры», — сказала она.

Список фонда разделен на несколько категорий, объединяющих объекты по принципу причин их разрушения. Так, изменения в климате грозят зданиям в Канаде, Мавритании, Бангладеш, Индии и США. Вследствие военных действий разрушаются памятники архитектуры в Ираке, Афганистане, Палестине, на Кипре, в Боснии и Герцеговине, Индии. Экономическое развитие и связанное с ним новое строительство является опасностью, актуальной для Ирландии, Перу и Турции. Любопытно, что в эту категорию попала так называемая линия горизонта Санкт-Петербурга (Россия). Запланирован­ное там строительство небоскреба для нужд «Газпрома», по мнению экспертов Всемирного фонда памятников, уничтожит уникальные очертания северной столицы Российской Федерации. Поэтому специалисты фонда стремятся убедить заказчиков этого строительства отказаться от своего намерения. Вместе с тем и украинских чиновников нужно убедить не оставаться равнодушными, ведь единственный в нынешнем списке украинский объект — Подгорецкий замок — разрушается из-за банального головотяпства.

Барокковое прошлое

Замок в селе Подгорцы построен в 1635—1640 годах по заказу коронного гетмана Станис­лава Конецпольского, выкупившего соседние земли у благородного семейства Подгорецких. Фантазия архитектора Андре дель Ак­ва материализовалась в величественное двухэтажное здание с трехэтажными павильонами по сторонам и башне в стиле барокко и позднего ренессанса. Служеб­ные помещения образовали квадратный двор с террасой, приспособленной к обороне. В замок въезжали через большие врата-портал, окруженные колоннами.

Но уже спустя десять лет вся эта красота подверглась первым разорениям, нанесенным ей войсками Богдана Хмельницкого. С тех пор Подгорецкий замок еще не раз переживал периоды и запустения, и роскоши. Менялись хозяева — менялось отношение к уникальному зданию. Некото­рое время замок находился в собст­венности Яна ІІІ Собесского. Кстати, установленную перед зданием в честь этого факта скульптуру польского короля впоследст­вии увез в Петербург российский император Петр I, четыре месяца проживший в Галичине, стремясь заключить политический союз против шведов.

Лучшие времена замок переживал тогда, когда в нем начал хозяйствовать Вацлав Жевусский: здание претерпело масштабную реконструкцию и стало трехэтажным, здесь появились типография и театр, многочисленные залы — Золотой, Китайский, Рыцарский, Зеленый, Зеркальный, Мозаичный — наполнились коллекциями старинного оружия и живописи.

Хуже всего стало во времена советской власти. Переданный в 1940 году на баланс Львовского исторического музея Подгорец­кий замок был серьезно поврежден во время Второй мировой войны. В 1945 году его разграбили военные Золочевского гарнизона. А в 1949 году здесь устроили туберкулезный санаторий. В 1956 году замок горит. «Этот пожар уничтожает то, на восстановление чего уже ни у кого нет надежды: отделка стен, люстры, деревянные барельефы и т.д.», — рассказывает Борис Возницкий, директор Львовской галереи искусств, под юрисдикцию которой Подгорецкий замок перешел в 1997 году. Единственная радость от господства «советов» в замке — это то, что он попал в историю кинематографа в качестве живой декорации знаменитого фильма «Д’Артаньян и три мушкетера».

Шанс классический

Борис Возницкий, которого называют ангелом-хранителем всех замков Галичины, мечтает восстановить Подгорецкий дворец-крепость в его первозданном виде, собрать вместе и возвратить туда все вывезенные прежде предметы роскоши, открыть его двери для всех желающих. Мечта эта осуществима. «Мне только нужно, чтобы Кабинет министров, которому мы подчинены, в течение трех лет финансировал реставрационные работы на сумму в 5—6 млн. гривен в год», — говорит Борис Григорьевич. В свою очередь в прошлом году украинское правительство выделило Подгорецкому замку 1 млн. гривен, а в этом — 1 млн. 700 тыс. Это, конечно, лучше чем ничего, но... Выделенные Киевом деньги реально поступают во Львов с опозданием, следовательно, не успевают быть «освоены» до конца года, и, по законам бюджетного жанра, возвращаются обратно в столицу.

«В 2006 году деньги поступи­ли только в октябре, и мы лихорадочно пытались их использовать, успели, однако, только оформить документацию. Денег этого года мы тоже еще не видели, — рассказывает директор Галереи искусств и вспоминает, как несколько лет назад привез в Подгорецкий замок президента Украины Виктора Ющенко. — Когда Виктор Андреевич увидел здание, он был в замешательстве, умолк, и затем сознался, что никогда даже не предполагал, что в Украине есть нечто подобное. Что в Украине есть такая величественная красота». Однако одного лишь впечатления, произведенного на президента, для восстановления замка оказалось маловато.

Не возлагает Борис Возниц­кий особых надежд в деле восстановления Подгорецкого замка и на инициативу Всемирного фонда памятников. «В список, обнародованный этим фондом в 2004 году, была включена синагога в Жовкве. И что? Частично перекрыли это здание жестью и бросили. А жесть, кстати, потом разворовали сами же жовковчане», — говорит Борис Возницкий. Но не отчаивается, поскольку, во-первых, не считает состояние Подгорецкого замка таким уж аварийным, а во-вторых, верит, что с течением времени найдутся и деньги, и люди, которые вернут сооружение к жизни. «Замок ныне в самом деле в плачевном состоянии, но он не является аварийным. Несмотря ни на что, мы смогли перекрыть крышу медью. Начали ремонтировать лестницы. В скором времени надеемся наладить систему водоотвода, ведь во время дождей двор замка превращается в огромный бассейн», — рассказывает он.

Шанс модерный

Еще более оптимистично настроена коллега Бориса Возниц­кого, руководитель отдела львовской Галереи искусств Оксана Козинкевич. Это именно она подготовила и подала во Всемир­ный фонд памятников заявку о внесении Подгорецкого замка в «аварийный» список, и теперь надеется на результаты. «В течение тех двух недель, которые прошли со времени обнародования списка, к нам уже обратились представители двух дипломатических миссий в Украине — Ливии и Катара. Они предлагают нам подробно описать нужды замка в Подгорцах и готовые приобщиться к его восстановлению», — радуется Оксана Козинкевич и работает над подготовкой новой заявки: на этот раз в одну из программ TACIS, имеющей в своем распоряжении 6 млн. евро. «Часть из этих денег я очень надеюсь получить на реставрационные работы в Подгорцах», — говорит она.

Интересно, что именно на такой эффект и возлагают надежды эксперты Всемирного фонда памятников. «Нам важно привлечь внимание общественности и правительств различных стран к тем объектам архитектурного наследия, которые мы прилагаем к своим спискам. Мы хотим, чтобы о том, что памятник разрушается, узнало как можно больше людей — вдруг найдется среди них кто-то, кто хочет и может помочь», — объясняет руководитель программы фонда, доктор Мишель Беренфельд. В разговоре с корреспондентом «ЗН» он объяснил, что фонд не преследует цель выделять средства на спасение шедевров архитектуры, а потом следить за их использованием. Цель — свести вместе тех, кто нуждается в помощи, и тех, кто может ее предоставить. Заметим: эффективность 40-летней деятельности фонда составляет 87%, и это означает, что почти все архитектурные шедевры, к которым было привлечено внимание таким образом, спасены.

Шанс постмодерный

Следовательно, будем надеяться, что наш, украинский, замок не попадет в число тех несчастных 13%, которые спасти не удалось. По крайней мере, сейчас мы имеем для таких надежд основания. Оксана Козинкевич удивляется только, что среди большого количества в самом деле богатых украинцев до сих пор не нашлось ни одного, готового израсходовать часть своих достатков на восстановление Подгорец­кого дворца. «Этот дворец — свидетельство того, кто мы есть и на что способны. Я хочу, чтобы восстановленный Подгорец­кий замок предстал перед украинцами, и вместе с ним мы как нация восстановили свое достоинство», — говорит Оксана Козинкевич.Богатые люди, интересующиеся участью Подгорецкого замка, в Украине имеются. Даже больше, эти люди близко — в Львове. Однако их взгляды на перспективу великолепного средневекового сооружения отличаются от видения руководства учреждения-владельца. «Не нужны музеи ради музеев. Это и подобные сооружения должны дышать, наполняться новой жизнью, новым содержанием», — высказывает свою позицию львовский предприниматель Юрий Назарук. Несколько лет назад он вместе с коллегами-бизнесменами пытался реализовать проект создания в Подгорецком замке информационно-образовательного международного центра наподобие британского Уилтонпарка (Wiltonpark). «Мы хотели воплотить идею один в один похожую на то, которую имеет Англия. Это предполагало передачу замка в Подгорцах в концессию, где собственность государства составляла бы 20%. Это был хороший, жизнеспособный проект, и мы даже достигли предварительного соглашения на его воплощение в Кабинете министров. Но все осталось на уровне разговоров. Жаль...», — говорит Юрий Назарук. Он убежден, нужные для восстановления Подгорецкого замка средства легко найдутся, как только государство решится хотя бы частично передать его в частную собственность.

«Не нужно бояться бизнесменов, нужно только уметь и, главное, хотеть различать среди них тех, кто хочет в самом деле сделать доброе дело, и тех, кто хочет просто нажиться...», — подытоживает львовский предприниматель.

Реалистичное будущее

Итак, сейчас ситуация вокруг Подгорецого замка следующая: кроме руководства Львовской галереи искусств, стучащего во все возможные двери, чтобы с переменным успехом привлекать внимание к проблемам разрушения средневекового здания, реальную помощь замку ока­зывают только местные пластуны. Однако эта скаутская организация имеет возможность лишь время от времени устраивать уборку окружающей территории. Государство же, озабоченное затяжным и мучительным процессом собственного становления, даже с более насущными хозяйственными вопросами справиться не может. И уж тем более не доходят у него руки к делам спасения и восстановления уникальных памятников архитектуры образца даже XVII века.

Нужно сказать, что примером решения подобных проблем для нас могут стать наши ближайшие соседи, и не только страны Западной Европы, где большинство замков и дворцов веками остаются в частной собственности. Полякам, чехам и словакам удалось превратить свои исторические памятники в современные деловые центры, заведения отдыха и т.д. В Европе отходят от обычной реставрации, а работают в направлении ревитализации объектов. Ревитализация предусматривает комплексное планирование будущего объекта, начиная с того, какие материалы применять во время строительства, до определения его функционального предназначения. Историк Василий Расевич убежден, что в Украине пришло время, когда для возрождения древних замков должны привлекать частные средства. Но, зная уровень коррумпированности украинских чинов­ников, недостаточную квалифици­рованность реставраторов (приме­ром этого является фактическое разрушение многих памятников во Львове и нарушение архитектурных ансамблей «модерными» вкраплениями), государство должно немедленно провести аудит своей средневековой собственности. «Нужно посчитать, что в этих замках имеется, что там нужно сделать и сколько денег на это все придется потратить. На основании такого аудита составить смету работ и только тогда думать о передаче их в концессию, ведь продавать их за копейки нельзя... Меня всегда настораживает, если чиновник оперирует слишком круглыми суммами: пять-шесть миллионов. А почему не 5 млн. 430 тыс.?», — говорит Василий Расевич.

В свою очередь бизнесмен покупает средневековую недвижимость дешевле, чем среднестатистическую квартиру в Киеве. И, будучи фактически бесконтрольным, меняет там деревянные окна на пластиковые, вырубает в стенах дополнительные двери, вырывает из стен барельефы и т.д. В итоге дворцы, замки и крепости Ук­раи­ны сталкиваются с еще большим риском разрушения. И, пожалуй, самое лучшее, что могут сделать в этом случае нынешние власть имущие — это позаботиться, чтобы отданные под их опеку шедевры мировой архитектуры были над­лежащим образом хотя бы законсервированы и в ожидании великой украинской цивилизации окончательно не превратились в руи­ны. Иначе «терриконы» средневекового камня станут памятника­ми нашей роковой несостоятельности.паводле: http://gazeta.zn.ua: