Монастырь оо Базилиан и церковь сс.Петра и Павла в Бресте. Фундация. Строительство.Архитектура.

Лавровская И. Б.

(по материалам: Могилянські читання 2005, Кіив 2006, с. 294-301)

Наиболее важные водные и наземные торговые пути, проходящие через Брест с юга на север, связывали его с Киевом, Гданьском, Венецией. “Великая Брестская Дорога” обеспечивала кратчайший путь между столицами Короны и ВКЛ1. Характерной особенностью города стала его поликультурная сре­да, предопределённая привилегиями князя Витовта (1352—1430) и короля Владислава Ягайло (1351—1434)2. Христиане, представленные в Бресте право­славной, католической, протестантской (кальвинисты) и греко-католической 294 конфессиями, с XIII по XVIII век возвели в городе 21 храм и 11 монастырей, из которых: два православных, семь католических, один униатский3.

 Несмотря на это, до недавнего  времени история архитектуры Бреста в XIV—XVПI вв., не интересовала исследователей. Такое положение вы­звано разрушением города и строительством на его месте брестской кре­пости (1835—1842), а также мифологизация её новейшей истории. Эти обстоятельства более чем на век задер­жало научные исследования городской планировки, архитектуры и истории Бреста. Информационным прорывом послужили статьи Елены Квитницкой, открывшей в 1979 году уникальные иконографические и письменные до­кументы христианских монастырей Бреста4. Монастырь базилиан — одна из его страниц

Фундация. В 1629 году, на пятой генеральной капитуле в Жировичах, была принята резолюция о создании в Бресте базилианского монасты­ря5. Освященный в 1631 году, он был одним из первых 36 монастырей, созданных базилианским орденом на территории Великого княжества Литовского до 1636

рис.3. План монастыря. 1835 г.

года. После Замойского Синода (1720), брестский монастырь был причислен к новосозданной Литовской Конгрегации Святой Троицы. С 1780 года, в связи с её административным разделом на 4 провинции он оказался в составе литовской провинции. Видимо это­му событию посвящена икона “Троица Ветхозаветная” (рис. 1), с изоб­ражением различных церквей базилианских, выявленная экспедицией в Кобринском районе Брестской области6.

Фундуш монастыря, обеспеченный 30000 чиншем с владений Габриеля Еленьского — земского судьи брестского, был увеличен в 1687 году на 20000 злотых Казимиром Волловичем — обозным ВКЛ7. К тому же, после закрытия в 1773 году ордена иезуитов, к брестскому монастырю базилиан перешла часть имущества брестского коллегиума иезуитов8.

Оговаривая в документах цели фундации монастыря, киевский мит­рополит Юзеф Велиямин Рутский, между прочим, обязывал протоархи­мандрита закона — Сафаила Копця: “каб, (он) усмотревши, где способное мейсце, в месте Бересцейском пляц купил и потом на нем церковь и монасты- рок..збудовал: ажэбы зараз, прынамней иноков два там мешкало, которые её способили на материю: цэглу, вапну и дерево до выставення парадное цэркви и монастыря...”9.

Строительство. “Способное мейсце” для строительства парадной церк­ви и монастыря нашлось на давнем пожарище, недалеко от кафедральной церкви Святого Николая, где в 1596 году состоялся Акт Церковной Унии10. В конце XVI века этот участок, как часть сольного рынка, принадлежал воеводе брестскому Ежи Тышкевичу. В момент покупки (1629) им владели два брестских мытника — иудеи Шмуль Мойжешович и Лейзер Лазарович11. Участок ограничивался с южной стороны кафедральным плацем, с восточ­ной — оборонительным рвом и Виленской Брамой, улицами: Жидовской и Базилианской — с севера и запада12.

В составе монастыря находились церковь, приходское училище, а также не­сколько жилых и хозяйственных строений. Архаичность застройки монастыря в XVIII века, говорит об использовании давних дворов мещан брестских.

Здание монастыря, построенное из древесины, без сомнений, не раз перестраивалось. В начале XVIII века оно имело простейшую прямо­угольную форму, а в конце — его план приобрел центральную компо­зицию, с размещенным по оси входом, и двумя симметричными кры- льями13. Монашеские кельи размещались в центральной части здания, а в крыльях находились гостевые покои, трапезная и покой настоятеля14. Перестроенный при жизни митрополита Теофила Годебского (^1759), мо­настырь сохранил свой “посполитый” характер до конца века15.

Школа, действующая при монастыре, упоминается впервые в 1670 году Пахомом Онилевичем — викарием генерального ордена базилиан16. В 1787 году Генеральная визитация, проведённая Игнатием Буховецким, перечислила 180 учащихся в 1—6 классов17.

В 1779 году школа начала действовать как повятовое училище18. Здание школы было перестроено соглас­но решению KEN от 30 апреля 1809 г.19. В 1831— 1833 гг. двухэтажное здание училища состояло из че­тырёх классов, помещений, учительской и зала20.

рис. Застройка монастыря св.Тройцы оо.Базилиан в Бресте. Реконструкция автора. Визуализация А.Вантух и А.Ларри

Строительство новой мураванной церкви нача­лось при супреоре о. Дионизии Домброва OSMB, между 1762—1766 годом “за счет средств и стара­ний провинции литовской”21, К этому времени в литовской провинции базилиане возвели цер­кви в Торокани (1740—1750) и Белой Подляске (1747—1759), и приступили к строительству церк­вей в м. Березвеч (1750—1767) (рис. 3), Витебске (1745—1785), Орше, Вольнай и Толочине22 (рис. 4). Новую стройку в Бресте вероятно начал, о. Хероним Незериуш, отозванный в это же время со строи­тельства церкви в м. Бучач (рис. 5). Заканчивал же работы, без сомнений, о. Яхим Кучинский (Joachim Kuczynski) OSMB, вернувшийся в 1773 году в мате­ринский конвент из Бучача. Метрика базилианс- кая о нём сообщает: “kaptan pracowity” który w Buczaczu “rozumiejqc blacharstwo sam tez jednq czçsc cerkwi blachq pokryt”. Похоже, что его роль как строителя, не ограни- 297 чилась в Бресте работами на крыше, т. к. за выполнение капителей он получил 100 zl.23. В 1774 году, в связи с рас­ширяющимся политическим кризисом, постигшим Речь Посполитую, и в надежде “на лучшие времена”, базили- ане были вынуждены прибегнуть к срочной консервации незаконченного храма. В том же году храм консекровал

о. Луцыд Верилович (о. Lucyd Wejrelowicz) — опат кобринский24. В последующие годы базилианам не удалось завер­шить строительство церкви, согласно задуманного проекта. Цезари Каменски (Cezary Kamienski) — провинциал орде­на базилиан, описывал состояние брестской церкви в 1819 году: “...Fasada z muru wzniesiona z dwiema wiezami i czterma pilastrami, dotqd nieukonczona dla szczuptego funduszu”25. Однако даже в незаконченном виде церковь пред­ставляется одной из наиболее интересных базилианских святынь, построенных на территории литов­ской провинции в третей четверти XVIII века.

Архитектура. Под влиянием процессов лати­низации восточной литургии, базилианские храмы наследовали пространственные композиции римо-католических костёлов26. В то же время, знаменитые архитекторы, привле­каемые базилианами для строительства, придавали их храмам то своеобра­зие, которое проявилось к феномену “виленского барокко”27.Базилиане были последовательны при решении пространственной композиции брестской церкви. Строящаяся в историческом месте (под­писания Церковной Унии), она должна была символизировать единство Вселенской Церкви. Вот почему вопреки традиции, она была повернута алтарем в сторону Гроба Господнего, а в композиции интерьера применен дорический ордер, используемый, как правило, для храмов римо-католи- ческих освещенных под именем Апостолов28.

Была она двухвежовой бестрансептной базиликой на шести колонах, с пресбитериумом и прямоугольными каплицами при нем, с экспрессивной линией фасада29. План церкви был вписан в прямоугольник (45 локтей (26,40т) х 28 локтей (15,90 т))30.

Внутреннее пространство храма делилось на главный и боковые нефы, каплицы и пресбитериум, посредством разницы в высоте и конструкции сводов. В главном нефе, высотой 25 локтей (14,9 т) свод имел конструк­цию цилиндрическую с люнетами, на поясах, в пресбитериум — без люне­тов; а в боковых нефах, каплицах и бабинце (размещенном под мураваным хором) — крестовую31-32.

Трехосевой фасад скомпонован посредством равных между собой вог­нутых полуцилиндрических плоскостей. Центральная часть, увенчанная щитом, выделена узкими нишами, размещенными в солидной толще стен. Подобное решение характерно для фасада Березвечской церкви (1750— 298 1767), что позволяет предположить, что автор проекта брестской церкви принадлежал к кругу лиц, заангажированных при строительстве в Березвече). Экспрессивность линии фасада подчеркивал монументальный цоколь, раз­деленный горизонтальными поясами, негармоничное соотношение высоты и ширины фасада, подчеркивают незаконченность композиции и указыва­ют на необходимость развития фриза и поднятие веж. Щит, в законченном виде, вероятно, приобрел бы большую пластичность, а вся композиция вы­разительную вертикальность, свойственную базилианским храмам33.

В отличии от фасада — внутренняя отделка храма была закончена. Стены поштукатурены и побелены, выполнена художественная лепнина. Главный алтарь п. в. Христа Спасителя и Апостолов св. Петра и Павла, состоял из нескольких частей и достигал фриза34. Елена Квитницкая ут­верждала, что, он как будто не слишком соответствовал новому храму35. Похоже речь тут идет только о верхней части алтаря, декорированной рас­тительной резьбой, вазонами и атрибутами Святого Духа в образе голубя с золотыми лучами. Нижняя же часть алтаря, ограниченная двумя муро- ванными колонами, также как ограждение музыкального хора, находяще­гося напротив алтаря и приподнятого на высоту 10 локтей (5,95 т), была богато декорирована лепниной36. Колористическая композиция интерьера подчеркивала торжественный характер храма. На белом фоне стен позолотой были подчеркнуты капители колон, а в алтарях, преобладали красный и шафрановый цвета. В 1819 году визитатор акцентирует особенности интерьера униатского хра­ма: ”Ikonostasu ani drzwi cerkiew nie ma...”37.

Композиция интерьера явно контрастировала с незаконченным фаса­дом, хотя именно это согласовывалась с известным правилом, что “ин­терьер должен быть более украшен чем экстерьер”38.

 

Примечания:

* Город известен под названием Brzesc, Brisk de Litva, Brisk ruthenicalis sive Lithuanicus, Berzsch. См.: Полное собрание русских летописей. — Т. 2. — Москва — Ленинград, 1961. — С. 132; П. Ф. Лысенко. Берестье, Минск, 1985. — С. 11.

1. Wawrzynczyk А. Studiazdziejowhandlu ....dz. cyt. S.67. Warszawa -Wroclaw, 1956 .

2.В 1380 г. — фундация католического кляштора августиан, 1388 — привелей на оседлость иудеям, 1390 — магдебургское право (право на локацию); VUB. — F. 4 rkp. 362 k. 1 — 2; РГИА. — F. 822. — Op. 12. — D. 2947. — L. l. 481; VUB. — F. 4 rkp. 362 k. 1; Бершадский С. Литовские евреи. История иъ юридического и оющественного поло­жения в Литве. От Витовта до Люблинской Униии (1388—1569). — Санкт-Петербург, 1883. — С. 342; АВАК. — T. 5. — S. 133; Przywilej lokacyjny Brescia, 1390 r., [w:]. Akty Litowsko-Russkogo gosudarstva, izd; M. Dovnar-Zapolski, vyp. 1 (1390—1529) — Moskva, 1899. — С. 1 — 2.

3. 1485 —монастырь Растава Богородицы; 1380—августинцы; 1605—бернардины; 1613 — иезуиты; 1623 — бригидки, 1624 — бернардинки, 1628 — доминикане; 1629 — базилиане, 1739 — тринитарии; Первую пробу фундации бернардины предприняли в Бресте в 1468 году см.: Kutzner M. Architektura polskich pôznogotyckich klasztorôw franciszkanôw obserwantôw (zwanych bernardynami), [w:] Franciszkanie w Polsce sred- niowiecznej, cz. 2 — 3. Zasoby archiwalne, biblioteki, architekturaKi — T. 2. — S. 277; Paszenda J. Budowle jezuickie w Polsce. — Krakôw, 1999. — T. 1. — S. 16; Swastek J. Sw. Brygida Szwedzka i zakon Najswiçtszego Zbawiciela ze szczegôlnym uwzglçdnieniem klasztorôw na ziemiach polskich. — Lublin, 1986. T. 2. — S. 442; BN, rkp BOZ 198, mkf 2863, k. 4 — 5; Encykl. Katol. — T. II. — Lublin, 1976. — Kol. 1130; KutznerM. Architektura polskich pôznogotyckich klasztorôw. — S. 99; GapskiH. Cystersi w Rzeczypospolitej i na Sl^sku w XVI — XVIII w., [w:] Monasticon Cisterciense Poloniae, red. Andrzej Marek Wyrwas. — T. 1. — S. 59; Witko Andrzej. Trynitarze. — Krakôw, 1999. — S. 132; Gizycki (Wolyniak). Notatka o niektôrych naszych siedzibach trynitarskich. — Krakôw, 1912. — S. 17—18.

4. Квитницкая E. Монастыри Бреста XVII — XVIII в. // Архитектурное наследство. № 27. — 1979. — С. 109 — 120.

5.Naris istorii vasiliânskogo cinu... — T. 48, vol. — Rim 1992. — S. 190.

6. Там же. см.: Икаанашс Заходняга Палесся XVI — XIX ст. / под рэд. В. Ф. Шматава. — Мнск, 2002. — С. 242; там же. — С. 346.

7. Известны также скромные мещанские пожертвования. См.: АВАК. — T. VI. — S. 495; АВАК. — T. Ill. — S. 43; АВАК. — T. 6. — S. 419.

8.ДГА (Гродна). — F. 1. — Op. 19. — D. 123. — K. 3.

9.АВАК. — T. II. — C. 57.

10. 18 июля 1613 года выгорела восточная часть города, было уничтожено 30% застройки, среди неё: рынок, Виленская брама, кафедральная церковь Святого Миколая, парафиальный костел Святого Крыжа, католическая школа (оо. иезуитов), дома и дворы католического и униатского духовенства, 40 мещанских, домов, расположенных на улицах Ковальской и Жидовской. См.: АВАК. — Т. 33. — С. 196.

11 АВАК.

12. АВАК. — Т. III. — С. 43.

13. RGVIA. — F. VUA. — D. 21732. (1710 — 1740); РГВИА. — F. 13126. — Op. 20. — D. 11. (Ok. 1830); РГИА. — F. 797. — Op. 6. — D. 230656. — K. 1/

14. РГВИА. — F. 13126. — Op. 20. — D. 11.

15. Паевский Л. О церквах Брестской капитулы в начале XVIII веке. — Вильня, 1888. — С. 8; RGIA. — F. 797. — Op. 6. — D. 230656. — K. 1.

16. DHAB Gr. — F. 1. — Dz. 19. — D. 123. — K. 3.

17. BN mkf41659. — K. 33; Raporty generalnych wizytatorów szkól Komisji Edukacji Narodowej w WKL 1782 — 1792 r. / Opracowali K. Bartnicka i Szybiak E. — Wroclaw, 1974; RGIA. — F. 233. — Dz. 62. — D. 148; RGIA. — F. 733. — Dz. 62. — D. 494.

18. Реформа системы образования в Речи Посполитой проведена Станиславом Конарским в 1748 г. см.: Warszawa jej dzieje i kultura. — Warszawa, 1980. — S. 183.

19. KwitnickaäE. Tamze. Lewadauskas V. ... dz. cyt. — S. 121.

20. RGVIA. — F. 349. — Dz. 4. — D. 148. — K. 1. Zob; Lewadauskas V Dzialalnosc ar-

chitekta Karola Podczaszynskiego na Bialorusi, [w:] K.Ai U. — T. XLI. zesz. 2, 1996. — S. 121.

21. АВАК. — T. 12. — S. 185; AWAK. — T. 16. — S. 490; RGIA. — F. 797. — Op. 6. — d. 23065. — K. 1; Елена Квитницкая ошибочно датирует начало строительство после 1788 года, если согласно Wiadomosci ...церковь была закончена в 1774 году. Сравни: КвитницкаяE. Монастыри... Там же. — S. 119.

22. См.: WojciechBoberski. Póznobarokowa cerkiew katedralna w Witebsku i jej rzym- ski pierwowzór, [w:] BHS 1 — 2, 2000. — S. 146.

23. SadokBarqcz. Pami^tki buczackie. — Lwów, 1882. — S. 121—22; Яхим Кучин- ский был руководителем строительства в Бучаче с 1768 г., закончил её в 1773 г. и вер­нулся в материнский конвент в Брест...; wg.: Hornung Z. Majster Pinsel snycerz, Karta z dziejów Polskiej rzezby rokokowej. — Wroclaw, 1976. — S. 64, tamze s. 169—170.

24. РГИА. — F. 797. — Op. 6. — D. 23065. — k. 1; АВАК. — T. 16. — S. 491; похоже, что это было перед последней реконструкцией церкви, которая окончена в 1780 году. ДГА (Гродна). — F. 1. — Op. 19. — D. 123. — K. 3; РГИА. — F. 824. — Op. 2. — D. 128; Analecta OSBM, series II, Praci-Opera. — T. 48. — Vol., dz.cyt. — S. 234; Tamze. —

S.   265. Возможно в Бресте, необходимые средства были использованы на строительс­тво училища базилиан.

25. РГИА. — F. 824. — Op. 2. — D. 128. — K. 1.

26. См.: Kowalczyk J. Latynizacja i okcydentalizacja architektury grekokatolickiej w XVIII wieku, Buleten Historii Sztuki (дальше-BHS), 1980 nr. 3 — 4. S. 347 — 363.

27. Среди наиболее знаменитых архитекторов базилианских храмов из­вестны И. К. Глаубитц (J. K. Glaubitz), Ю. Фонтана (J. Fontana). См.: Wojciech Boberski: Póznobarokowa cerkiew katedralna w Witebsku i jej pierwowzór. — BHS, 1— 2. 2000. — S. 146.